Диверсионная работа и отрыв от преследования

Основным методом нанесения ударов для РДГ были диверсии на коммуникациях врага, на военных и промышленных объектах.

При осуществлении этих операций использовались толовые заряды и самые разнообразные минные устройства – от миниатюрных магнитных мин, мин замедленного действия МЗД и неизвлекаемых мин НМ до мощных фугасов.

На протяжении четырех лет войны менялись условия проведения операций диверсионного характера, особенно на железнодорожных магистралях и автодорогах.

Наиболее тщательно охранялись железнодорожные мосты. Каждый из крупных мостов представлял собой настоящий оборонительный рубеж с колючей проволокой, минными заграждениям, системами вышек с пулеметами, дотами, прожекторными установками, ракетной сигнализацией. Через определенные промежутки времени по магистралям проходили бронепоезда, обстреливавшие лесные подходы к дорогам. Широко использовались хорошо обученные сторожевые собаки. Стремясь отвести взрывы от паровозов и вагонов, немцы пускали впереди эшелонов пустые платформы. На особо опасных участках пути замедлялось движение транспорта, а на некоторых оно разрешалось только днем и только после тщательного осмотра соответствующего участка дороги в целях поиска мин.

Серьезнейшей опасностью для диверсантов являлись вражеские засады, поджидавшие их на подступах к магистралям и на путях отхода. Их можно было ожидать и на любом участке маршрута. А ведь подрывникам-разведчикам каждый раз приходилось проделывать огромный путь от базового лагеря до места диверсии. Преодолевая чащобы и буреломы, болота и открытые пространства по 30-40 км, а в отдельных случаях и до 100 км, (когда ставилась целевая задача на проведение диверсии в особо отдаленном участке магистрали), несмотря ни на какие преграды диверсанты все же выполняли свои задачи.

Тактика действий диверсантов на железной дороге обычно была следующей. Группа подрывников почти всегда действовала под прикрытием подгруппы охраны. Подойдя к дороге, группа, залегала в пределах видимости железнодорожного полотна, изучала обстановку, вела наблюдение, выбирала место подхода к полотну. Иногда это длилось несколько суток. Установка каждой мины требовала подлинного мастерства, предельного напряжения и внимания. Особую опасность представляла установка неизвлекаемых мин, способных сработать от любого колебания почвы. Большого умения требовала и маскировка мин. На месте их установки не должно было оставаться никаких следов. Нельзя было перемешивать сухие верхние слои с сырыми нижними – это сразу бы вызвало подозрение охраны. Лишнюю землю уносили с собой на плащ-палатке. Установив мину, сверху укладывали поселенные камешки – так, как они лежали вдоль полотна до минирования. Отходя убирали свои следы. А ведь все это делалось ночью, в абсолютной темноте, с соблюдением тишины: при малейшем звуке в небо взмывали ракеты и мгновенно открывался огонь…

Теоретически, для того, чтобы перебить железнодорожный рельс требуется 200 грамм тротила или 400 грамм аммонита или аммонала, но на самом деле взрыв должен быть настолько сильным, чтобы выхватить в настиле полотна воронку, через которую не перескочить колесным парам паровоза и вагона. А для этого надо не менее 3-4-х килограммов тротила. Под большой эшелон ставили 3-4 заряда в разных местах полотна. Удобно было взрывать полотно на повороте, там заряд ставился в стык рельса тогда эффект был больше.

Разведчиками-диверсантами для диверсий на автомобильных дорогах была разработана оригинальная тактика под названием “поле смерти”. Сущность этого способа сводится к тому, что на дороге устанавливаются две-три мины нажимного действия, причем задние срабатывают от взрыва передней мины по ходу движения. Таким образом, если взрывается передняя машина, она взрывает еще 1-2 машины, следующие за ней. Одновременно с этим вдоль движения колонны, по кюветам, устанавливали мины.

Эта противопехотная мина подпрыгивает при взрыве вверх. При взрыве машин уцелевшие кидались в кювет и попадали там на прыгающие мины.

Как уже отмечалось, разведгруппы в тылу часто сами попадали в засады врага, уходили от преследования. Уходя от преследования, разведчики обычно минировали противопехотными минами свой след. Отрывались от преследователей также с помощью гранат. “Лимонку” закрепляли в развилке куста, рядом с тропой. Чеку гранаты почти вытаскивали, оставляя самый кончик, сдерживающий боек. Бечевку от чеки протягивали через тропу, замаскировав ее.

Затем через каждые 100 м оставляли протянутые веревки, но без гранат. Расчет был такой. Подорвавшись, преследователи станут более внимательны, бечевка их будет останавливать, когда же их бдительность притупится, когда они устанут от пустых поисков, тогда-то и сработает еще один заряд.

Если противник брал группу в кольцо, окружали, тогда применялся способ прорыва “таран”. Прежде всего находили в цепи немцев наиболее растянутую линию, где были бреши между преследователями, чтобы огневая мощь группы была сильнее чем у врага в том месте, где намечен порыв. Расположение РДГ – клином, уступом. В минуту прорыва все решают быстрота, натиск и неожиданность. Бойцы клином таранили цепь, стреляя из всего что у них имелось, и исчезали, оставляя позади себя расстрелянных в упор преследователей.

Были случаи, когда окружали разведчиков в землянке, блиндаже или бункере. Но и из этой ловушки они бывало выходили живыми, если конечно сразу же не уничтожали убежище. В таких случаях применялось “гранатометание с выдержкой”, когда выдергивается из гранаты чека и ведется отсчет до “двух, на счет “три” – бросается, а на “четыре” граната уже взрывается. Такое метание гранаты не дает ей откатиться, она взрывается в воздухе.

Когда кричат: “Сдавайся!” – то еще есть надежда вырваться. Пяток гранат, брошенных с упреждением, расчистят круг, позволят хотя бы выбраться на поверхность, и если уж умирать, то не просто так, а в хорошем бою.

Захват пленных и документов

Поиск. Поиск проводится с целью захвата пленных, документов, образцов оружия и снаряжения. Кроме того, поиском могут решаться и другие задачи, как то: разведка местности, укреплений, сооружений, препятствий и заграждений противника, установление мест огневых позиций ракетных установок, РЛС, штабов, складов, узлов связи и т.д.

Разведывательная группа, действующая в поиске с задачей захвата пленных, разбивается на подгруппы: нападения (захвата), обеспечения и разграждения. В каждой подгруппе назначается старший.

Подгруппа нападения (захвата) непосредственно нападает на объект, захватывает пленных (документы, оружие) и уводит (уносит) их.

Подгруппа обеспечения прикрывает огнем действия и отход подгруппы нападения. Подгрупп обеспечения в составе разведывательной группы может быть несколько (в зависимости от количества и расположения огневых точек противника).

Подгруппа разграждения проделывает проходы в проволочных заграждениях, минных полях и участках заграждения 0В. Она же прикрывает проделанные проходы до возвращения группы.

Засада.

Засада организуется с целью:
– захвата пленных и документов;
– нанесения поражения живой силе противника и уничтожения его боевой техники при преследовании;

Разведчики из засады действуют тремя приемами:
– огневым нападением с целью уничтожения превосходящих сил противника и его боевой техники;
– бесшумным, внезапным нападением с целью захвата в плен одиночных солдат и мелких групп противника;
– подвижной засадой, когда разведчики двигаются по автомагистрали на захваченном автомобиле (БТР, БМП) противника и выбирают подходящую штабную машину для нападения на нее.

Наиболее характерными приемами бесшумного нападения являются:
– натягивание поперек дороги провода или тонкого каната на высоте одного метра от земли с целью сбить мотоциклиста или велосипедиста;
– снятие подряд нескольких досок с настила на мостах;
– устройство завалов из бревен или поваленных деревьев на дорогах в лесной и пересеченной местности;
– устройство тщательно замаскированных ям и канав поперек дорог.

Боевой порядок разведывательной группы в засаде включает в себя наблюдателей, подгруппы обеспечения и подгруппу нападения. При построении боевого порядка всегда следует предусматривать круговую оборону и круговое наблюдение.

Источники сведений о противнике.

Благодаря поиску и засадам в руки к разведчикам попадают пленные, местные жители и документы.

Пленные являются важнейшим источником получения сведений о противнике (особенно офицерский состав). Через них можно установить численность, состав группировки и вооружение противника, нумерацию его частей, характер укреплений, политико-моральное состояние войск и другие сведения.

Допросы пленных бывают краткие (первичные) и полные. Краткий допрос производится (если позволяет обстановка) командирами РДГ по вопросам, непосредственно их интересующим и необходимым для выполнения поставлен¬ной им задачи. Если по условиям обстановки пленного невозможно доставить в расположение своей части, командиры производят полный допрос на месте (добиваясь сведений, представляющих интерес для старшего начальника) примерно по следующим вопросам:
– чин, должность, фамилия;
– к какому подразделению и части принадлежит пленный;
– участок, занимаемый подразделением;
– месторасположение штаба;
– где и какие соседи;
– место ближайшего резерва;
– места и районы расположения штаба, складов, огневых средств, техники, связи, КПП и т.д.
– где наблюдательные пункты;
– инженерное оборудование обороны;
– какая задача части;
– пароль и отзыв на данные сутки.

Каждый разведчик должен владеть методами форсированного допроса в по¬левых условиях. Как показывает практика, военнослужащие стран НАТО стопроцентно “ломаются” в ходе такого допроса, и дают нужную информацию.

Опрос местных жителей. Посредством опроса местных жителей и беженцев можно получить ценные сведения о противнике и местности. Но при этом необходимо всегда учитывать:
– отношение местных жителей к нашей армии и возможность сообщения ими ложных сведении;
– склонность жителей к преувеличению действительной обстановки (особенно о численном составе противника).

Обязательно надо разграничивать, что житель видел и знает лично и что он слышал, так как противник может преднамеренно распространять ложные слухи.

Документы представляют собой ценный материал для изучения противника. Поэтому все документы и имущество противника, захваченные, найденные, отобранные у пленных или изъятые у убитых, командир РДГ обязан тщательно изучить.

Это:
– официальные письма, приказы, распоряжения, сводки, служебные записки (позволяют установить характер действий противника);
– графические документы, то есть карты, схемы и пр. (показывают расположение противника);
– личные солдатские книжки и знаки (дают возможность установить нумерацию частей);
– дневники, записные книжки, частные письма (для
– изучения морального состояния войск противника);