Мираж и осадки в снайперской практике

Слово “мираж” имеет двоякий смысл. Вне связи со стрельбищем мираж – это нечто такое, что кажется существующим, хотя его на самом деле нет. На стрельбище мираж означает видимые тепловые перемещения атмосферы. В том и в другом случае мираж вызван рефракцией, а поэтому оба приведенных выше понятия довольно тесно связаны. Говоря о мираже, мы обычно имеем в виду ложное появление объектов; теперь нужно поговорить о мираже в том смысле, в каком это понимают стрелки.

Как уже отмечалось в главе, посвященной устройству человеческого глаза, свет изменяет свое направление, когда проходит границу между веществами с различной плотностью – это и есть рефракция. В том же разделе говорилось, что световые лучи преломляются, проходя через хрусталик глаза. В настоящем разделе пойдет речь только о той рефракции, которая имеет место вне глаза.

Явление рефракции можно проиллюстрировать, опустив карандаш в стакан, наполненный водой. Нам кажется, что карандаш сломан в том месте, где он соприкасается с поверхностью воды, однако это не так. Нам это кажется потому, что световые лучи входят в наш глаз под разными углами. Лучи, проходящие через воду, отклоняются не так, как лучи, проходящие через воздух, так как плотность воды выше.

Преломление лучей не обязательно происходит на границе раздела двух сред с различной плотностью. Одни и те же вещества при различной температуре имеют разную плотность. Например, вода, обладающая наибольшей плотностью при температуре примерно 34°Р (+1°С), имеет несколько меньшую плотность при более низкой температуре, когда она превращается в твердый лед, и самую малую плотность при очень высокой температуре, когда она превращается в пар. Воздух, как и вода, обладает различной плотностью при разных температурах, хотя его нужно охладить до очень низкой температуры, чтобы он перешел в твердое или жидкое состояние. Вернемся, однако, к нашей теме. Когда в солнечный день воздух приходит в соприкосновение с почвой или другой темной поверхностью, нагретой солнечными лучами, то некоторая часть тепла передается воздуху, и его объем увеличивается, а плотность уменьшается. Следовательно, он становится легче и поднимается, а на его место опускается холодный воздух. Такой нагретый воздух, будучи менее плотным, чем нагретый, преломляет лучи света в меньшей степени, чем холодный и более густой воздух.

Степень рефракции может быть минимальной или максимальной в зависимости от изменения температуры (и плотности). Примером самой сильной рефракции может быть хорошо знакомое явление, с которым мы часто сталкиваемся, когда ведем машину в жаркий день по раскаленной автостраде. Временами дорога впереди кажется мокрой или даже представляется нам озером. Когда мы подъезжаем к этому месту, то видим, что перед нами совершенно сухая дорога. Покрытие нам кажется мокрым потому, что мы видели небо на фоне дороги. Солнечные лучи, проходя через нагретый воздух, над поверхностью дороги преломляются под таким большим углом, что попадают в наши глаза, когда мы смотрим прямо на дорогу, а не на небо. Такими же примерами экстремальной рефракции, представляющей собой многократное преломление солнечных лучей подвижными слоями холодного и горячего воздуха, являются знаменитые миражи в виде озер в песках пустыни или городов, плывущих по поверхности моря.

Поднимающийся над дорогой или стрельбищем горячий воздух наш невооруженный глаз видит как восходящие потоки. Вот эти-то восходящие потоки (волны) тепла стрелки и называют миражем. Лучше всего наблюдать мираж в зрительную трубу, сфокусировав ее сначала на мишени, а затем переместив фокус назад к себе, пока мишень не расплывется. Волны тепла видны из-за сильной рефракции. Если ветра совсем нет или он направлен точно от наблюдателя или к нему, эти волны будут подниматься прямо вверх и как бы “кипеть”. Если ветер дует сбоку, волны тепла будут перемещаться в том или ином направлении, потому что поток ветра увлекает за собой нагретый воздух.

В связи с эффектом этих движущихся волн тепла необходимо учитывать одновременное влияние сразу двух факторов: ветра и рефракции. Однако лучше сначала рассмотреть рефракцию изолированно от ветра. По причинам, разбирать которые подробно здесь нет необходимости, волны миража, когда поднимаются вверх или “кипят”, отклоняют лучи сначала вверх, а затем вниз таким образом, что мишень кажется расположенной выше, чем на самом деле. Поэтому выстрел, произведенный при прицеливании в центр этой кажущейся мишени, на самом деле придется выше центра реальной мишени. Если при этом был еще и ветер справа и волны миража, казалось, двигались справа налево, то лучи преломятся таким образом, что черное яблоко мишени будет казаться левее своего действительного положения, и выстрел, произведенный в это кажущееся яблоко мишени, будет левее ее настоящего центра. По той же причине, если волны тепла движутся слева направо, выстрел, произведенный в кажущуюся мишень, будет правее центра действительной мишени. Конечно, сам по себе мираж не изменяет траекторию полета пули. В безветрие мираж не отклоняет пулю вверх; просто мираж приводит к тому, что мишень кажется расположенной выше, чем на самом деле, и в результате мы прицеливаемся в точку, расположенную выше реального яблока мишени.

Силу рефракции миража можно проиллюстрировать простым экспериментом, для которого нужна зрительная труба с перекрестием из двух нитей. Труба должна быть закреплена на неподвижном основании рано утром, до того, как солнце начнет нагревать землю и появится мираж. Затем следует навести перекрестие на центр мишени или на какой-нибудь неподвижный предмет, размеры которого известны. Нужно принять меры для того, чтобы во время эксперимента никто не подвинул саму трубу и не изменил ее наводку. Когда солнце поднимется достаточно высоко и прогреет поверхность земли, начнут появляться волны миража. Если это волны восходящие, то будет казаться, что мишень поднялась над перекрестием трубы. Если волны миража движутся справа налево, то будет казаться, что мишень сдвинулась левее по горизонтали, а возможно, и несколько поднялась; если волны миража движутся слева направо, будет казаться, что мишень сдвинулась вправо по горизонтали от перекрестия и, возможно, несколько поднялась. Наши собственные эксперименты проводились с трубами, сфокусированными на рамах мишенных установок, расположенных на расстояниях 600 и 1000 ярдов (соответственно 550 и 914 м). В разное время дня мишени казались сдвинутыми до 4 футов (1,2 м) для дистанции 600 ярдов и более чем на 6 футов (1,8 м) для дистанции 1000 ярдов. Конечно, на самом деле ни мишенные щиты, ни труба не сдвигались. Мишени казались сдвинутыми из-за рефракции. В таких условиях выстрел, сделанный в смещенное миражем яблоко мишени, вообще не попал бы в щит.
В реальной действительности эффекты искажения, вызванные миражем, сочетаются с влиянием ветра и усугубляются им. Когда мираж сдвигается слева направо или справа налево, это означает, что видимые тепловые волны смещает в этих направлениях именно ветер. Таким образом, в обычных условиях мираж, движущийся слева направо, не только сдвигает изображение яблока мишени вправо от его действительного положения, сопутствующий этому ветер отклонит вправо и траекторию пули. Таким образом, конечный эффект будет комплексным; его составит эффект рефракции плюс эффект ветра. Было бы просто глупо заранее указывать, к каким изменениям в установке прицела может привести каждый из этих факторов, потому что их соотношение может сильно меняться в зависимости от разных климатических условий и состояния погоды. В одном из наших экспериментов было установлено, что суммарный эффект примерно на 60% определялся рефракцией и примерно на 40% ветром. Это соотношение может меняться в очень широких пределах в зависимости от топографических и климатических условий. Стрелки могут найти для себя полезными подобные эксперименты с оценкой раздельного влияния этих факторов, используя стационарные зрительные трубы для оценки влияния рефракции и флажки или другие средства-для оценки влияния ветра на траекторию пули.

Совершенно очевидно, что с увеличением расстояния между стрелком и мишенью возрастает суммарный эффект влияния рефракции и ветра. Мираж, например, гораздо больше проявляется на 300-метровой дистанции, чем на 50-метровой. Одни стрелки вообще не принимают в расчет влияние миража при стрельбе на 50 м, хотя другие внимательно наблюдают за миражем на этой дистанции. Однако для любой дистанции техника стрельбы при мираже должна быть в основном такой же, как и для стрельбы в ветер. Можно сфокусировать зрительную трубу так, чтобы мираж стал заметен, установить прицел для условий превалирующего миража, а затем пережидать его изменение, стреляя только в условиях, для которых произведена установка прицела. При возникновении миража могут быть использованы и другие способы стрельбы, например для стрельбы в ветер. Однако эти способы менее желательны.
Можно было бы предложить еще один способ, хотя он достаточно дорог и потребует оборудования слишком громоздкого, чтобы его можно было использовать в условиях соревнования. Для этого потребуется зрительная труба с перекрестием, сфокусированным на центре черного яблока мишени, чтобы можно было судить о мираже. Нужно предусмотреть особые меры предосторожности, чтобы обеспечить абсолютную неподвижность зрительной трубы; для этого потребуется достаточно тяжелая подставка или основание. Затем, используя изображение в трубе как указатель установки прицела, нужно вносить Щелчками соответствующие поправки, как только кажущееся изображение яблока мишени сдвинется от перекрестия в трубе. Дополнительно нужно делать и щелчки, учитывающие влияние ветра. Такой способ хотя и потребует специального оборудования, но может сослужить хорошую службу тому, кто найдет пути для его практической реализации.

Когда мы рассматриваем во всей полноте явление рефракции, вызывающей мираж, то возникающие при этом вопросы кажутся исключительно трудными. Например, мы используем зрительную трубу для наблюдения миража или тепловых волн на очень близком расстоянии от мишени. Но часть воздуха, ограниченная глубиной резкости зрительной трубы, является только частью воздушной среды, лежащей между стрелком и мишенью. А как быть с возможностью рефракции воздуха между стрелком и мишенью? Там тоже есть восходящие тепловые потоки, которые, наряду с другими факторами, определяются углом падения солнечных лучей на землю и цветом поверхности земли. Эти тепловые потоки являются причиной возникновения порывов ветра (или их отсутствия) и, кроме того, преломляют солнечные лучи.

Не только тепловые волны изменяют плотность воздуха. Высокая влажность, например, повышает его плотность. Точно так же действует высокое атмосферное давление и другие условия, которые возникают под влиянием ветра. В разных местах дистанции стрельбы эти факторы могут отличаться. И еще: эти участки воздушной среды и та рефракция, которая на них возможна, остаются вне поля зрения стрелка, чья зрительная труба сфокусирована на мишени или на близкой к ней точке и который видит только волны тепла.

Как же может один стрелок решить эти комплексные задачи? Вероятно, это не в его силах. Он может учесть показания индикаторов ветра, но, кроме миража, у него нет никаких других индикаторов рефракции. Единственное утешение для него, что у других стрелков нет никаких преимуществ, они, как и он, не в состоянии полностью учесть рефракцию.

Осадки

Легкий или умеренный дождь улучшает условия стрельбы по трем причинам: облака, дождь уменьшают или сводят на нет влияние миража. Дождь может быть достаточно хорошим индикатором ветра, дождь помогает вам побеждать соперников, заставляя их прекращать борьбу и сдаваться. Снег во время соревнования – явление необычное и, по-видимому, не влияет на условия стрельбы (за исключением того, что стрелки мерзнут). Снег с дождем или град обычно приводит к отмене или переносу соревнования (так же как и в сильный дождь, значительно ухудшающий видимость). Но слабый или умеренный дождь практически не влияет на результаты стрельбы, за исключением того, что может создать у стрелка некоторое чувство неудобства.

Уменьшить эти неудобства или вообще от них избавиться во время дождя помогает соответствующая одежда. Остаться сравнительно сухим поможет пончо (накидка) (На официальных соревнованиях какие-либо накидки не разрешены правилами.- Прим. пер.) или какой-нибудь дождевик и шляпа с полями для защиты глаз от дождя. В условиях повышенной влажности очень полезны противотуманные светофильтры, установленные на зрительную трубу и стрелковые очки. За счет всего этого, а главное, за счет своего терпения и упорства стрелок может показать хороший результат, несмотря на плохую погоду. Эти качества будут ценны вдвойне, когда другие стрелки начнут торопиться, чтобы скорее закончить соревнование и укрыться в сухом месте, или их начнет раздражать сырость или что-нибудь другое, мешающее стрелять. Если вы в этих условиях продолжаете бороться, ваши шансы на победу возрастают, так как количество реальных соперников падает и остаются только те немногие, которые, подобно вам, все еще продолжают действовать на пределе своих возможностей.

В скверную погоду нужно обращать особое внимание на то, чтобы капли дождя не попадали на снаряжение, выводя его из строя или нарушая правильное функционирование. Нужно немедленно прикрыть коробки с патронами и закрепить резинками козырьки из пластика или пленки над мушками или линзами телескопических прицелов, чтобы на них не попала влага. Прицельные приспособления и другие части винтовки, особенно уязвимый торец цевья ложи, нужно защитить такими же кусками пленки, закрепленными резинками. Нужно уделить особое внимание защите ложи и приклада винтовки от впитывания влаги, разбухания и коробления, поскольку это почти всегда ведет к потере точности боя, которая должна оставаться неизменной. Стрелковый ящик нужно держать закрытым, а все патроны должны быть абсолютно сухими. Для этих целей опять-таки прекрасно подходит пленка, большой запас которой всегда пригодится стрелку. Имея все, перечисленное выше, вы сможете смотреть на дождь как на своего друга и союзника.