Тактика повстанческих снайперов в Ираке

Подавляющее большинство выстрелов, производимых повстанцами в Ираке, производится по целям, расположенным в пределах 400 метров. Хотя это может показаться относительно близким расстоянием, это сопоставимо с дальностью, с которой действовали снайперы в обеих мировых войнах. Кроме того, более близкие дальности благоприятствуют использованию снайперского оружия и оптики, имеющихся у повстанцев.

Они используют большое разнообразие винтовок, включая русские СВД, румынские PSL, винтовки местного производства «Аль-Кадеси» и «Табук» вместе с коммерческими спортивными винтовками и захваченными американскими снайперскими винтовками. Большая часть СВД, PSL, «Аль-Кадеси» и 7,62х39-мм «Табуков» не обладают полноценной точностью, однако в пределах 400 метров они могут быть весьма смертоносными.

Оптика включает румынские прицелы I.O.R., югославские «Zrak» и китайские ПСО-1 кратностью 4x. Имея такую же кратность, как и наш прицел ACOG, на этих дальностях эти прицелы работают достаточно хорошо. Наводка угольника прицельной сетки на голову человека легко осуществляется на дальности 300 метров. Таким образом, учитывая снаряжение и вооружение, которое есть у повстанцев, характер городской местности, на которой они действуют, и наличие средств индивидуальной защиты у наших войск, это делает бессмысленным для повстанцев не сокращать дистанцию, если они могут это сделать.

Против наших войск повстанцы применяют массу различных боеприпасов калибра 7,62x54R. Боеприпасы, применяемые снайперами повстанцев против наших войск в настоящее время в Ираке, в себя включают:

§ Снайперский патрон 7Н1. Это снайперский боеприпас, разработанный Советами для своей винтовки СВД, Патрон снаряжается 152-грановой пулей, и имеет дульную скорость 2723 футов в секунду. Боеприпас можно определить только по его упаковке, которая маркируется словом «СНАЙПЕР».

§ Патрон 7Н13. Этот патрон имеет пулю со стальным сердечником, которая способна пробить 10 мм бронеплиту класса «2P» с расстояния 250 метров в 90% случаях, и в 25% случаях с расстояния 300 метров.

§ Бронебойно-зажигательный патрон 7Б-З-3 (Б-32). Это бронебойно-зажигательный патрон с 165-грановой пулей и дульной скоростью 2673 фута в секунду. Считается, что пуля способна пробить 10 мм бронеплиту класса «2P» с расстояния 200 метров в 80% случаях. Патроны Б-32 маркируются окрашиванием носика пули в черный цвет с красной полоской.

§ Трассирующий патрон 7T2M (T-46). Это трассирующий боеприпас с 152-грановой пулей и дульной скоростью 2642 фута в секунду. Носик пули окрашивается в зеленый цвет.

Чтобы повысить вероятность поражения личного состава наших войск, имеющих средства индивидуальной бронезащиты, снайперы повстанцев часто используют бронебойные и бронебойно зажигательные боеприпасы калибра 7,62x54R. Приятель из Сил специальных операций говорил, что каждый магазин винтовок PSL, которые они захватывали, был снаряжен только бронебойно-зажигательными боеприпасами. Я обратил внимание, что один такой трофейный патрон, который он мне дал, был выпущен в России на заводе №17 (Барнаул) в 1981 году.

2 ноября 2006 года, снайпер повстанцев использовал бронебойный патрон 7,62x54R, чтобы поразить ланс-капрала Колина Смита, находившегося за бронещитком пулеметной установки. Подразделение Смита выходило из сельского поселения на окраине Кармы, поблизости от города Фаллуджа, в иракской провинции Анбар. Они забирались обратно на свои машины после осмотра нескольких домов, когда прозвучал одиночный выстрел. Смит, который вел наблюдение, находясь за бронещитком пулемета, был поражен в голову. 7,62-мм бронебойная пуля пробила кевларовый шлем, прошла через голову и вылетела. Хотя Смит выжил, он впал в кому. Снайпер стрелял с дальности не менее 150 метров, используя в качестве укрытия оросительный канал. После осуществления выстрела он исчез.

Помимо снайперских винтовок под патрон 7,62x54R, повстанцы используют винтовки «Табук» под патрон 7,62x39-мм. Являясь местной длинноствольной версией «Калашникова», винтовка «Табук» производилась при содействии сербского производителя «Застава». Мой друг подполковник Кендрик МакКормик во время подготовки иракских сил испытал стрельбой один образец и поделился своими результатами со мной.

Стреляя из положения лежа, с мешка с песком, из винтовки, оснащенной российским прицелом 6х42мм, патроном с пулей со стальным сердечником, произведенным в Китае на заводе №9141 в 1979 году, на дальность 100 метров, он обнаружил, что оружие способно давать постоянные группы попаданий в 2 дюйма. Он ощутил, что поражение ростовой фигуры на дальности 400 метров находится в пределах возможностей этого оружия, используемого опытным стрелком. Это достаточная точность для оружия такого типа. Боеприпасом этого калибра, часто используемым повстанцами, является патрон М43 с пулей со стальным сердечником. Внешняя баллистика этого патрона достаточно слабая, так что его лучше использовать на коротких дистанциях.

Кроме иракцев, в составе повстанцев действуют опытные снайперы-иностранцы, часть из них очень хороша. Большинство считает, что это чеченцы. Высоко ценимые за их опыт войны с российской федеральной армией, они являются опасным противником. Помните, что джихад ведется радикальными исламистами против Запада, так что джихадисты могут быть любой национальности. Например, 14 декабря 2005 года, сержант 1-го класса Диллард Джонсон и штаб-сержант Джаред Кеннеди из роты С 3-го батальона 7-го бронекавалерийского полка вели снайперскую дуэль с вражеским снайпером в селении Салман Пак.

Повстанец положил пулю 7,62х54R в шести дюймах от головы Джонсона с дальности 852 метра. Ударившись в стену позади него, она заставила сержанта ползком сменить позицию. К счастью, Джонсон смог заметить позицию противника и открыть ответный огонь из винтовки DMR на базе М14. Корректируя огонь, Джонсон смог поразить повстанца вторым выстрелом, в то время как штаб-сержант Кеннеди убил наблюдателя из винтовки «Барретт». Повстанческий снайпер, убитый Джонсоном, был не иракцем, а сирийцем. Вооруженный румынской винтовкой PSL с коммерческим немецким оптическим прицелом, он подозревался в уничтожении более чем 20 солдат коалиции.

Одним важным аспектом снайперской стратегии джихадистов, которым нельзя пренебрегать, является значение снайпинга для пропагандистских целей. Нормой для снайперов-джихадистов является видеозапись их операций для использования Интернета в пропагандистских целях. Их целью является пробуждение интереса со стороны международных масс-медиа. Приятель, работающий сейчас в Ираке, сделал следующий комментарий: «Они не заботятся об убийстве солдат в такой степени, в какой они жаждут публичности. Им нужны свои пять минут славы для передачи в эфир послания. Помните, пропаганда является другом террористов».

То, как они начали использовать свои послания, наглядно видно в статье «Sniper Attacks Adding Peril to U.S. Troops in Iraq», опубликованной на первой странице New York Times всего за 3 дня до ноябрьских выборов 2006 года.

Типы стрелковых положений

Типы стрелковых положений

Типы стрелковых положений

Лежа с упором

Приоритетных положений два: универсальное (для всех классов винтовок) и для винтовок малого класса.

Базовый принцип универсальной изготовки - тело должно находиться строго в одну линию со стволом. Ось должна проходить линию ствола, далее через плечо и через ногу (соответственно правую или левую для правшей и левшей). Это позволяет телу принимать энергию отдачи строго по прямой. Дульная часть должна подпрыгивать только в плоскости вверх-вниз. Чем больше тело будет сдвинуто от идеальной оси, тем больше ствол отклонится от оси прицеливания при выстреле в сторону, обратную направлению «перекоса» в изготовке. Необходимость применения данного положения обусловлена наличием дульного тормоза на винтовках среднего и тяжелого класса (а иногда и малого), что связано с большими объемами воздуха, проходящими через эти устройства.

Таким образом, любое, даже небольшое, мышечное воздействие на оружие (или влияние на него при удержании) многократно усиливается тормозными устройствами. В этом основная причина того, что многие прекрасные снайперы, стреляющие из винтовок малого класса, в силу своих глубоко укоренившихся привычек в изготовке, не показывают хороших результатов при стрельбе из винтовок тяжелого класса.

При такой изготовке необходимо максимально изолировать оружие от стрелка путем установки его передней и задней части, желательно на насыпные мешки (по крайней мере, его заднюю часть).

Здесь необходимо подробнее остановиться на вопросе упора. При стрельбе из оружия тяжелого класса поддержка оружия свободной рукой за приклад скорее большое исключение, чем правило. Полностью оправданно применение метода удержания за приклад или подпора насыпным носком при стрельбе из винтовок малого класса. Метод этот дает несколько неоспоримых преимуществ: он позволяет быстрее перенацеливать оружие при стрельбе по группе целей, а также при стрельбе выносом по сетке для компенсации движения объекта или ветра, он обеспечивает более плавное сопровождение, чем насыпной мешок. При универсальной изготовке, при стрельбе с компенсацией движения цели или ветра, более эффективной техникой является «встреча» цели неподвижной винтовкой.

Другое отличие универсальной изготовки - необходимость для стрелка преодолеть желание возврата картинки в точку прицеливания, что в принципе даже необходимо при стрельбе из винтовок малого класса, чтобы скорее произвести повторный выстрел. Снайпер, специализирующийся в тяжелом классе, должен приучиться давать возможность винтовке самой полностью «успокоиться» после выстрела. Если винтовка была установлена правильно, то при проверке картинки в прицеле после выстрела вы должны увидеть небо, т. е. винтовка должна осесть на заднюю часть. Суммируя вышеизложенное, можно констатировать, что выполнением всех вышеуказанных условий мы фактически должны максимально приблизиться к уже упомянутому «методу свободной отдачи», который находит широкое применение в бенчресте.

Второй вариант, рекомендуемый только для стрельбы из винтовок малого класса, известен давно, только называется по-разному. У нас он больше известен как положение для стрельбы «по-эстонски».

Принимается оно следующим образом: вы занимаете стандартную «по школе» изготовку для стрельбы лежа и затем колено правой ноги подтягиваете до уровня живота. Эта изготовка обеспечивает некоторую разгрузку груди и живота, устойчивый и довольно однообразный контакт плеча с затыльником приклада и удобство управления прикладом свободной рукой. Среди минусов этой позы можно назвать излишнее напряжение мышц спины (о чем свидетельствует ноющая боль после длительного лежания в таком положении, которая, впрочем, со временем проходит), отклонение тела от идеальной оси изготовки, сильное воздействие стрелка на оружие. При стрельбе из винтовок малого класса, не оснащенных дульными тормозами-компенсаторами, все эти недостатки могут нивелироваться. В то же время использовать эту изготовку рекомендуется только для разнообразия от универсальной позы даже в малом классе.

Лежа без упора

Стандартная отечественная изготовка для стрельбы лежа. Ноги раскинуты на удобное расстояние, ступни прижаты к земле, туловище прижато к земле.

Ноги могут быть относительно туловища под углом до 45 градусов. Плечи должны находиться примерно на одном уровне, ложе покоится на вытянутой ладони или в углублении между большим пальцем и ладонью. Один из ключевых принципов данной позы - держать опорный локоть строго под винтовкой. Опора на локти не является упором, поэтому стрельбы из этого положения необходимо избегать. Прицельный выстрел на дальние дистанции из него произвести невозможно.

С колена без упора

Поставьте левую ногу перпендикулярно правой ноге, сядьте на пятку левой ноги, держа ее строго под позвоночным столбом. Удерживайте оружие стрелковой рукой, положив ложе на локтевой сгиб свободной руки, лежащей своей мягкой частью на колене в горизонтальной плоскости. Наклонитесь вперед в точку контакта с левым плечом, максимально расслабив мышцы. По возможности прислонитесь к дереву, строению, транспортному средству для получения дополнительной опоры.

С колена, с ременной поддержкой

При наличии растительности, блокирующей директрису (линию стрельбы), можно поднять оружие на высоту локтей с поддержкой ремнем. Способ ременной поддержки - стандартный, с перемещением руки в сторону спусковой скобы для сообщения оружию дополнительной устойчивости.

Стоя с горизонтального упора

Стрельба из любого положения стоя наименее стабильна и должна использоваться как последнее средство.

В качестве упора могут быть использованы стенка, забор, подоконник и т. п. Постройте букву V между большим и четырьмя пальцами свободной руки. Разверните кисть руки к себе тыльной стороной, проложите ее на упор и разместите в этом углублении ложе оружия. Для максимального удобства помимо этого можно положить под ложе насыпной носок.

Удержание ложа кистью в форме V очень удобно для стрельбы из положения сидя с опорой на горизонтальную поверхность, хотя, на первый взгляд, и кажется несколько неестесственным.

Стоя с вертикального упора

В качестве упора может быть использованы: дерево, угол здания или транспортное средство.

Найдите надежный упор, встаньте по отношению к нему под углом 45 градусов. Переместите вес на левую ногу и на свободную руку. Рука упирается в дерево ладонью вертикально вверх, образую букву V. В углубление кладется ложе винтовки. Колено можно упереть в выбранный вами объект, служащий упором (например в дерево).

Стрельба сидя

Данная изготовка по стабильности близка к положению лежа без упора, но в сравнении с ней имеет преимущество по скорости принятия изготовки. Различают два основных варианта, которые отличаются друг от друга положением локтей и ног. Занимая данное положение, сядьте под углом 45 градусов по отношению к цели. Некоторые стрелки предпочитают скрещивать ноги, но положение с разведенными в стороны ногами принимается быстрее, более естественно и также стабильно. Очень важно располагать локти не на верхушках коленных чашек во избежание проскальзывания в самый неподходящий момент, а чуть впереди коленей, опираясь на руку выше локтевого сустава. Туловище при этом наклонено вперед.

Как и позиция лежа, может использоваться с ремнем, что только усилит ее стабильность.

Сидя или лежа «по-Хокинсу»

Данная изготовка (по-Хокинсу) - вариация положения «лежа без упора». Характерной ее чертой является обеспечение стрелку очень низкого силуэта. Удобна при стрельбе с небольшого возвышения на местности или с крыши. Очень важно при ее выполнении держать свободную руку вытянутой для некоторой компенсации энергии отдачи. При принятии этого положения лежа захватите ремень в месте крепления его к ложу и сформируйте кулак для поддержки передней части винтовки. Убедитесь, что свободная рука абсолютно прямая. Рекомендуется надеть на нее перчатку (любую, но лучше стрелковую). Приклад должен находиться на земле под стрелковым плечом. Снайпер может регулировать оружие по вертикали, сжимая-разжимая кулак свободной руки. Для большего угла подъема под кулак устанавливается дополнительная поддержка.

Оценка точности стрельбы

На точность стрельбы из стрелкового оружия влияют многие факторы. Условно их можно разделить на три группы. Первая — это причины, связанные с различием начальных скоростей снарядов. Вторая — субъекивные причины, зависящие от стрелка.Третья — внешние условия, такие как температура, сила ветра и атмосферное давление.

Прежде всего различия скоростей пуль могут быть связаны с используемыми боеприпасами. Понятно, что даже при машинном производстве невозможно добиться 100-процентного совпадения параметров патронов. Различия могут проявляться в геометрических размерах пуль и гильз, их форме, весе, со осности пули и гильзы, а также в глубине посадки пули в гильзу, в усилии обжима (кримпа). Может быть, так же различно качество пороха, плотность и вес заряда. Наиболее точные патроны имеют минимальные допуски. Кстати, считается, что качество, близкое к идеальному, обеспечивают боеприпасы ручного снаряжения.

Другим фактором, влияющим на начальную скорость, является нагрев или состояние ствола. Различие начальных скоростей может быть также связано с различием температуры порохового заряда, которая, например, изменяется от нахождения патрона в патроннике, нагретого от стрельбы ствола или от температуры наружного воздуха.

Вторая группа факторов, влияющих на точность стрельбы, — это различие углов вылета и боковых смещений оружия. Их можно разделить на две подгруппы: субъективные факторы и факторы, возникающие вследствие конструктивных особенностей оружия. К первым относят ошибки в прицеливании, смещение оружия в вертикальной и горизонтальной плоскости, возникающее вследствие неоднообразной изготовки к стрельбе, неустойчивого и неоднородного удержания оружия, нарушения дыхания, неплавного спуска и т.п. Ко вторым следует отнести колебания ствола, возникающие вследствие движения и ударов подвижных частей автоматики и отдачи оружия.

Наконец третья группа факторов — это различие атмосферных условий, при которых ведется огонь. Сюда следует отнести температуру воздуха, направление и скорость ветра, атмосферное давление, влажность и т.п. Вследствие того что каждый выстрел производится в уникальных, только в данный момент существующих условиях, определяемых каждой из трех групп факторов, траектория полета пуль будет различаться. Однако если стрельба ведется в похожих условиях (как уже было сказано, повторяемость условий для каждого выстрела весьма условна), в относительно короткий промежуток времени, то и траектории их полета должны быть схожими. Это явление называется естественным рассеиванием пуль.

Точка пересечения средней траектории с поверхностью цели (мишени) называется средней точкой попадания, а площадь, на которой располагаются точки встречи (пробоины) всего снопа траекторий, называется площадью рассеивания. Как мы видим, это два родственных понятия. При оценке результатов стрельбы, особенно из нарезного оружия, часто возникает путаница. Постараемся более детально ознакомиться с двумя этими понятиями.

Что касается поперечника рассеивания пуль, то тут все просто. Для его измерения берут две наиболее отстоящие друг от друга точки попадания и измеряет расстояния от центра одной пробоины до центра другой. Если воображаемый круг с центром посередине линии, соединяющей эти две точки, покрывает все пробоины, то его диаметр и составляет поперечник рассеивания.

Теперь рассмотрим понятие средней точки попадания (СТП). При небольшом числе пробоин (обычно до пяти) СТП определяется способом последовательного деления отрезков. Выполняется следующая последовательность операций. Проводится линия между двумя точками попадания, расстояние между ними делится пополам. Серединную точку на отрезке соединяют линией с третьей точкой попадания и разделяют эту линию на три одинаковые части. За среднюю точку попадания принимается та на отрезке, которая находится ближе к двум первым точкам попадания.

Для четырех и пяти точек попадания СТП определяется аналогичным образом, только деление последующих за двумя отрезков осуществляется, соответственно, на четыре и пять частей. По четырем точкам попадания можно применить еще один способ определения СТП: попарно соединить точки, полученные отрезки разделить пополам, а середины отрезков соединить другим отрезком. Точка посередине этого последнего отрезка и будет являться СТП.

При покупке нарезного оружия нужно обращать внимание на формулировки, свидетельствующие о точности данного экземпляра оружия. Например, «максимальное отклонение от средней точки попадания» означает лишь то, что самая отдаленная от СТП точка удалена на оговоренное в паспорте расстояние.

Маскировка лица — загар, грязь, боевой грим

Маскировка лица - загар, грязь, боевой грим

Маскировка лица - загар, грязь, боевой грим

Не забывайте о лице, выделяющемся светлым пятном на окружающем фоне. По словам специалистов ЦНИИ, «пятно лица видно задолго до обнаружения противника. Причем бинокль не обязателен». Посему «окрас» лица должен быть близок окружающему фону. Замечу, что боевой грим характерен для активных операций и противопартизанских действий, а вовсе не для окопных «сидений».

Грим можно нанести несколькими способами. Самый простой — покрытие лица смесью грязи и золы. Кстати, именно так маскируют свои лица в шведских егерских подразделениях, правда, после нанесения мыльного раствора.

Но иногда смесь наносят непосредственно на кожу, что не способствует гигиене. Натирают и травой вместе с золой. Но это крайность. Кстати, отмывается такая смесь плохо.

Есть и нюансы при однотонном нанесении: лицо сохраняет свой рельеф и светотени, кроме того, надо хорошо знать травы и помнить об аллергии.

Некоторые умельцы предлагают рецепты различных кремов и красок, имеющие хождение в частях. Они не всегда эффективны, поскольку надо соблюсти массу требований: от гигиены и защиты от насекомых до стойкости цветов и простоты пользования.

Но есть и сдвиги. НПО СМ выпускает пасту «Туман» и «Туман-Р». «Туман-Р», по заявлению производителя, рассеивает излучение в ИК диапазоне (93%) и отпугивает кровососущих насекомых. Последняя опция, скажу по своим ощущениям, сомнительна. Кстати, у некоторых паста вызывает не только аллергические реакции, но и стимулирует множественные покусы кровососущими насекомыми. Причем, по оценке специалистов, после вскрытия упаковки «Тумана»/«Тумана-Р» ее надо использовать в течение максимум двух недель. Иначе — засыхает. Поэтому в подразделениях зачастую пользуются одним набором для многих. Это, по мнению военных психологов Минобороны, лишает воинов индивидуальности в рисунке, которая важна при наложении боевого грима — психологической подготовке к заданию.

Другой недостаток, со слов ветеранов «горячих точек», состоит в небогатой гамме цветов (всего три цвета) для основных климато-географических районов России и потенциальных ТВД. Но ведь растительность и почвы везде различны.

ЗАГАР, ГРЯЗЬ И БОЕВОЙ ГРИМ

Работая в жарком климате или нося шорты, не забывайте про открытые участки тела. Так, будучи на учениях морской пехоты, я стал свидетелем того, как один из ротных заставлял подчиненных загорать.

По его словам, загорелый морпех даже без боевого грима меньше заметен на фоне растительности. Тот же офицер рекомендовал наносить грим на открытые участки тела широкими непараллельными диагоналями темно-зеленого или черного цвета. А если есть возможность, покрывать конечности гримом, избегая однотонности и ритмичности полос.

Если нет грима, используют речной ил или грязь. Со слов воинов-интернационалистов, работавших в Африке, именно этот способ маскировки использовали местные специалисты. К тому же покрывающая ноги и руки засохшая корка защищала от пиявок. Этот же метод применяли родезийские, юаровские и мозамбикские пограничные патрули.

Говоря о наших не жарких лесах, где нет необходимости ходить «голоногими», заботьтесь и о кистях рук. Используйте простые кожаные, без подкладки, или трикотажные камуфлированные перчатки. Сбережете руки от лесных колючек и отведете глаза «ангелов смерти». К тому же, по словам армейских острословов, «закатанные рукава хороши для девочек в городе. Пиявки и снайпер оценят другое».

Опыт армейских снайперов

Не первый год на страницах отечественных военных журналов идет жаркая полемика по поводу значения снайперов, их места в войсках и об их оружии. Это действительно больная армейская тема, особенно после известных чеченских событий. Со мной согласятся все, кто воевал и кому дороги понятия «армия» и «профессионализм». Я лично начал воевать с Афганистана.

Как это было «за речкой»

Необходимость в снайперах в Афганистане почувствовали сразу. Нужно было что-то противопоставить духам, стреляющим из «Буров» и длинноствольных ружей почти с километровых дистанций. Да и решать огневые задачи в горах с помощью хорошо подготовленных снайперов было бы куда как сподручнее. При выходах на «войну» иметь СВД было таким же почетом, как и ПК – самое популярное в Афгане оружие. Точно стрелять хотели многие, и на АКМН начали ставить прицелы ПСО-1 и ПГО-7, Отчасти это решало проблему. Но только отчасти, ведь во взводе по штату было всего три АКМН и один РПКН. Поэтому все насущнее вставал вопрос об изменении штатного количества снайперов или о создании снайперских подразделений.

И вот в середине 1980-х заработали сборы по подготовке снайперов в «учебках» Иолотани и Отара. Ландшафт, растительность да и климат здесь схожи с афганским, два-три месяца обучения вполне обеспечивали подготовку снайпера к работе в условиях горно-пустынной местности. Одним словом, за речку потекли вполне подготовленные кадры. Так они и текли до мая – июня 1988 года, когда в 40-ю армию пришло последнее пополнение, а снайперов по-прежнему использовали в соответствии со штатом – по одному во взводе. Но инициативу никто не тормозил, только благодаря этому и появились во взводах и группах еще 2–3 снайпера.

Командиры, понимавшие, что снайпер порой может решить исход боя, сами занимались совершенствованием подготовки этих специалистов. Однако о применении снайперских групп, формировании снайперских подразделений услышать так и не пришлось. Тем не менее, сказать, что Афган ничего не добавил к опыту применения снайперов, – значит заведомо солгать. Без малого десять лет войны внесли коррективы в Наставление по стрелковому делу (7,62-мм снайперская винтовка Драгунова) и Курс стрельб.

В 1987 году издается учебно-методическое пособие «Подготовка снайперов», а в 1988 году выходит в свет «Методика подготовки снайперов» (автор Григорович З.Ф.) – до последнего времени одно из лучших пособий, увы не дошедшее до войск. Появились горные учебные центры. Заговорили о модернизации СВД. Но разговоры так и остались разговорами.

Снайперский разгул

Январская ночь 1994 года в Грозном открыла кровавое пиршество новой войны, где снайперы – главные гости. Снайперы-автоматчики, снайперы-пулеметчики, снайперы-гранатометчики, действуя тройками или в составе больших групп, устраивали охоту на федеральные войска в горящем городе.

Надо отметить, войска раскачивались недолго. Началось снабжение частей винтовками ВСС, вновь появились оптические прицелы на автоматах, на должности снайперов подбирались более или менее подготовленные солдаты. Было из кого выбирать – среди пришедших по контракту .немало «афганцев», разведчиков, десантников, спецназовцев. Вспомнили уроки прошлого. В 324 мсп снайперами были призывники из Сибири и Забайкалья – представители народов, занимавшиеся промысловой охотой. Один из этих мальчишек, заняв позицию под мостом через Аргун перед Новыми Атагами, за день положил «семь, однако» боевиков.

В боях в городе снайперы с обеих сторон наносили ощутимый урон. Боевики, ранив одного человека, методично начинали расстреливать всех, кто пытался прийти к нему на помощь. Приходится согласиться, что подготовка боевиков была на высоком уровне.

Офицер спецназа МО вспоминал, что во время боев на Минутке один из его подчиненных, буквально на несколько секунд появившись в оконном проеме, получил две пули в руку от снайпера из дома напротив.

В январе 1996 года у горы Мамышасты была расстреляна из засады сводная огневая группа одного из полков, действовавших на шатойском направлении. Пятеро из семи погибших были убиты снайперскими выстрелами в голову.

Ура, ура… куда все делось?

В очередной раз в армии проснулось стремление метко стрелять. Умельцы приспосабливали на оружие оптический визир от ПСНР-5 – три сходящиеся риски. Что проще: навел на цель и стреляй. Гранатометная оптика вновь обеспечивала точную стрельбу метров на 300–400, а вот ПСО-1 на АК-74Н, близком по баллистике к СВД, давал возможность очень прицельно стрелять на 500–600 м, Для современного боя – то, что надо.

Теперь появляются статьи в журналах о том, как должен действовать снайпер. У всех один уклон – маскировка: приемы и способы. Но ведь это маленькая составная, пусть и важная. А где методика обучения, тактика, физподготовка, где анализ, обобщение информации и, наконец, где выводы – что нам нужно делать?

После окончания Великой Отечественной войны, времени расцвета снайперского искусства, опыт снайперов вошел в боевые уставы и наставления. Немало воспоминаний легло на полки библиотек в страницах книг и журналов. Но опыт полезен прежде всего своим применением. И вот здесь настает время задавать вопросы: почему?.. Почему новая снайперская винтовка СВД появилась в войсках лишь через два десятка лет после войны? Почему конструкторские усовершенствования ее за тридцать лет так и не дошли до войск? Почему оставили по одному снайперу в мотострелковых (читай: разведывательных, десантно-штурмовых и т.д.) взводах?

Почему со временем мы потеряли массовость в стрелковом спорте (читай: в снайперском движении)? С начала 1980-х массовость стрелкового спорта потихоньку стала превращаться в келейность. А в это время со страниц западных журналов и проспектов улыбались лица юных и не очень стрелков, занимающихся в стрелковых клубах, приятно удивляли новые образцы оружия, и не только спортивного.

Помню, как впервые увидел красочный буклет, целиком посвященный стрельбе на пол-мили, – ошеломила оптика. Это была, конечно, экзотика, и тогда мало кто думал, что что-нибудь подобное может появиться у нас в стране.

Но вот в 1985 году было принято решение провести первый чемпионат Сухопутных войск по стрельбе из штатного оружия, где новым, доселе неизвестным видом соревнования должна была стать стрельба из снайперской винтовки на 300, 500 и 700 метров.

Не стоит объяснять, что перед этим прошли соревнования в частях и соединениях. Наверное, это был последний всплеск массовости, медленно угасший к 1991 году. Но…

Это «но» следует разложить по двум полочкам. Так или иначе, нововведение всколыхнуло подготовку снайперов; СВД, пожалуй, впервые попала в руки большого количества спортсменов-профессионалов. Что это дало? Главное: снайперами занялись не только на южных рубежах государства (где приграничные округа готовили специалистов для Афганистана); оружие подверглось критическому взгляду людей, привыкших к точной стрельбе.

Что сказали мастера (по опыту ЛВО)

В 1985 году за «армейские» стволы взялась почти вся сборная округа. Август в Выборге на сборах проводили «старики», которых по возрасту в некоторые сборные уже не брали (был такой период). Имена В.Гера, В.Иванова, В.Пупырева, В.Суматохина известны любителям стрелкового спорта со стажем. Нет необходимости перебирать все их регалии, Для примера скажем, что Владимир Гер еще в конце 1960-х, совсем юным, стал чемпионом Европы. Взгляд этих людей на СВД интересен и сейчас.

Попробовав винтовку, прежде всего в стрельбе на 300 м, «старики» сразу же отметили гораздо худшие показатели по сравнению со стандартной крупнокалиберной винтовкой АВЛ (АВЛ – «армейка» – не что иное, как трехлинейка в современном исполнении). Например, в стрельбе лежа лучший результат из СВД уступал 10 очков аналогичному из АВЛ, показанному на командном чемпионате ЛВО. В стрельбе из других положений эта разница оказалась примерно такой же. Отмечалось, что при длительной стрельбе появлялись болевые ощущения в ключице, что устранялось бы при помощи мягкого затыльника. Падала кучность с увеличением темпа стрельбы. Накладная щека не обеспечивала удобства прицеливания из различных положений. Малой казалась кратность прицела ПСО-1.

Конечно, можно поспорить: СВД – винтовка не спортивная. Но и стреляют из нее не по бумажным мишеням! Особые нарекания вызвала стрельба на 500 и 700 м. Показанные результаты были абсолютно не похожими на те, что рекламировали американцы в стрельбе на полмили. Одним словом, поражение противника на 600–700 м выстрелом в голову в те дни казалось фантастикой, а разрядные нормы – завышенными. Чтобы повысить результаты, был заказан калибратор, для выполнения упражнения подбирались патроны, отличающиеся калибром не более чем на 0,01 мм.

Для более ровного спуска «нулевкой» или на алмазном резиновом круге обрабатывали детали ударно-спускового механизма.
На первом чемпионате Сухопутных войск в Риге, как и ожидалось, самой зрелищной оказалась стрельба на 700 м. Несмотря на плохую погоду – ветер и дождь, – почти все команды собрались за рубежом снайперов, наблюдая за ходом соревнований. Надо отдать должное, в первой десятке результаты были высоки: двое лучших поразили мишень (ростовая фигура) по 27 раз из 30, следующие четверо – по 26 и еще трое – по 25.

Помню, как после чемпионата руководитель команды ЛВО полковник Кузьма Александров собирал отзывы, вырабатывал предложения. Такая же работа велась во всех округах. Увы, с этим ценнейшим материалом ознакомиться так и не пришлось, но где-то ведь он был обобщен?!

Что же нам мешает?

Распался Союз, тихо-мирно прекратились и соревнования – нет денег. Нет денег и в армии, но есть главное – оружие и боеприпасы. Что мешает растить мастеров огня? Ведь боевую подготовку еще никто не отменял! Или мы будем вспоминать об этом только в дни очередного военного конфликта, заново делая выводы, давно уже известные и, как водится, забытые.
На нынешнем этапе «борьбы» за профессиональную армию хочется сказать: профессионал не тот, кому много платят, а тот, кто соответственно подготовлен. Не через небольшую наемную армию мы придем к профессионализму. Скорее наоборот, готовя каждый на своем месте профессионалов, мы получим результат, которого хотят добиться указами. Давайте начнем со снайперов – это так нам знакомо!

 

=[Voskresenka Radio]=

error: Информация защищена авторским правом!!!