Взрывоопасные предметы во время туристических походов

Множество туристских маршрутов проходит по местам, где пол века назад проходили сражения Великой Отечественной войны. Война оставила свой след практически на всей территории европейской части бывшего СССР. Почти три года наша область была территорией боев, следы их не исчезли и поныне, и поныне война напоминает о себе, каждый год находя новые жертвы среди новых поколений. Ежегодно, на новостройках нашего города, при производстве подземных работ в его старой исторической части, строители извлекают неразорвавшиеся бомбы и снаряды. Что же говорить о лесах, перешейках и других районах, где не было ни сплошного разминирования, и не ведутся массовые застройки. Этой памяткой мы хотим напомнить руководителям походов о том, что возможность встреч со взрывоопасными предметами во время проведения туристских походов нас еще не миновала, и минует еще очень не скоро. А новое время создает еще и новые опасности, о которых мы тоже расскажем.

К основным видам опасностей, связанных с боеприпасами военной эпохи следует отнести:

1. Примененные, но неразорвавшиеся по какой – то причине боеприпасы: снаряды, бомбы, минометные мины, даже разрывные пули, застрявшие в стволах деревьев. Это, безусловно, самый опасный вид боеприпасов, не сработавших в силу какого-то дефекта при их производстве или при определенных обстоятельствах применения: падение в болото, в глубокий снег и т.п. Их состояние подготовлено к взрыву, механические детали, удержавшие в свое время взрыватель от срабатывания, проржавели, но взрывчатое вещество, к сожалению, своих основных свойств со временем не теряет. Такие предметы можно обнаружить где угодно: их со временем выталкивает земля или плуги сельхозмашин, высыхающее болото или размытый берег реки. Поэтому нет ничего опаснее найденного одиночного снаряда, мины, гранаты с ввинченным взрывателем. Солдат никогда не вставит взрыватель иначе, чем перед боем, и если граната лежит со взрывателем, то скорее всего она уже была брошена в сторону противника, но почему-то не взорвалась.

2. Мины противопехотные и противотанковые, остатки минных полей, не найденных или недостаточно проверенных саперами. Их опасность, “чувствительность” с годами только возрастает в силу тех же причин. Рассчитанная на давление в 30 – 40 кг, противопехотная мина через 50 лет сработает от толчка палкой или брошенного из любопытства камня.

3. Сосредоточение боеприпасов на огневых позициях в виде лотков мин, ящиков снарядов, их россыпь, или целые полевые склады, брошенные при отступлении, засыпанные взрывом, просто во время не найденные, а потом ушедшие в землю, и снова вытолкнутые, или вымытые водой. В нашей области такие находки случаются ежегодно. Вас не должен успокаивать мирный вид штабелей снарядов или мин. Помните, что в них уже разрушено все, кроме готовности к взрыву.

4. Отдельные патроны, взрыватели к гранатам и снарядам. Их сотни тысяч, потерянные в боях, брошенные при отступлении, ушедшие в землю или поныне валяющиеся на дне старых окопов. Маленькие, не внушающие опасения, они – особый соблазн в руках подростков.

Профилактику следует начинать уже при подготовке к походу (экспедиции, сбору). Следует рассказать участникам о том, что до сих пор на территории не проходит года без гибели и тяжелых травм подростков при попытке “изучить” найденные боеприпасы. Разъясните, что маленький взрыватель, содержащий всего 1,5 грамма ВВ способен оторвать кисть руки и лишить зрения.

Взрыв ручной гранаты “Ф-1” (“лимонка”) поражает людей в радиусе до 300м, а небольшой снаряд диаметром 37 мм и весом 500 грамм при взрыве дает 1500 осколков и может насмерть поразить в радиусе до 200 м. Снаряд диаметром 120 мм может убить или искалечить людей в радиусе до 1500 м, а более крупные снаряды и бомбы обладают еще большей убойной силой. Туристы должны помнить, что обнаружив на земле подозрительный предмет, его нельзя поднимать, трогать, шевелить его палкой. Участник должен немедленно сообщить о находке руководителю, и именно ему, т.к. если он “озвучит” это событие в группе, то наиболее быстрые на ногу “поисковики” могут руководителя опередить, со всеми возможными последствиями. Следует исключить саму мысль о возможности принести “вещь” в лагерь, показать находку друзьям, тем более – начать ее изучать методом разборки. Внушите, что в ходе этого процесса могут быть искалечены не только “исследователи”, но и их друзья, находящиеся в десятках метров от места события.

У подростков велик соблазн разжечь (пусть поодаль) костер и положить в него боеприпас “что б грохнуло”. Руководитель должен на занятии разыграть этот вариант событий, преподнеся его как “конечную стадию идиотизма”: “и вот костер догорает, и не грохнуло. Кто пойдет подкинуть дров?”.

Уже в ходе мероприятия руководитель должен придерживаться нескольких несложных правил:

– не располагать лагерь в непосредственной близости к территориям активных боевых действий (линии окопов, блиндажи, землянки, воронки, проволочные заграждения);

– при движении близ указанных объектов, в том числе – с познавательной целью, не разрешать обследование засыпанных блиндажей, землянок, окопов, ограничиваясь изучением с достаточного расстояния;

– находясь в таких районах, не позволяйте вытягивать торчащие из земли провода, проволоку, шнуры: на другом их конце может оказаться фугас;

– в районах боевых действий желательно пользоваться старыми кострищами. Помните, что даже один винтовочный патрон, взорвавшийся под костром, может принести несчастье.

При обнаружении взрывоопасного предмета:

1. Отметьте видимым знаком (флажком) его местонахождение;

2. Примите меры по недопущению подростков к предмету, в крайнем случае, уведите группу, смените стоянку;

3. Сообщите о находке в милицию. При пользовании сотовой связью, Вы должны знать метод выхода Вашего оператора на “тревожные” телефоны, в крайнем случае, нужно связаться со службой поддержки. Разминирование (уничтожение) опасных объектов производится Инженерным Управлением, но выезд саперов производится только после согласования вопроса с местным отделом МВД. Поэтому, прежде всего, звоните в милицию и далее поступайте по их указаниям.

Обсуждаемые опасности не ограничиваются последствиями войны. Всякого рода армейские полевые учения, время от времени проходящие в нашем регионе, связаны со стрельбами, а, значит, и с боеприпасами, пусть и не боевыми. Нахождение в районе Вашего похода сравнительно свежих полевых сооружений – окопов, эскарпов, блиндажей, должно Вас насторожить. Маловероятно, что бы Вы наткнулись на заряд для орудия, но найти потерянные солдатами взрывпакеты и холостые патроны вполне возможно. Это далеко небезопасные предметы, особенно, “ради шутки”, подложенные в общий костер. Удар гильзы взорвавшегося “холостого” патрона может привести к серьезной травме, а взрывпакет – к ожогам и поражению глаз. В костре опасны даже капсюли охотничьих патронов, используемые и в стартовых пистолетах. В принципе, в костер нельзя бросать ничего, в том числе крупные батарейки типа “ААА” – они тоже взрываются, и даже закрытые пробкой пластиковые бутылки. Их взрыв приводит к сильному выбросу из костра горящих углей, мелких дров, со всеми возможными последствиями для сидящих вокруг.

Серьезнейшей проблемой, возникшей в последнее десятилетие, стало увлечение пиротехникой. Взрывы некачественных или неправильно применяемых пиротехнических устройств ежегодно только в нашем городе являются причиной серьезных травм десятков людей, большей частью – подростков. В ходе инструктажа разъясните, что пиротехника опасна не только возможным взрывом в руках ценителя острых ощущений. Примененная в лесу, она может стать причиной большого лесного пожара, от которого придется плохо всем. Конечно, подросток сможет незаметно прихватить пиротехнику из города, но незаметно использовать ее в походе – нельзя. Предупредите о самых жестких мерах, которые Вы предпримите к виновному в организации “фейерверка”.

Особая тема – поисковое направление краеведческой работы. Если тема Вашего “Поиска” – события Великой Отечественной войны, следует помнить, что эта работа никак не должна быть связана с раскопками на местах боев, поиском каких либо предметов вооружения, расчисткой ДОТов, блиндажей, землянок, где встреча со старыми боеприпасами наиболее вероятна. Даже отдельные объекты военной техники – сбитый, утонувший в реке или болоте самолет, найденный в лесу танк или самоходное орудие, представляют большую опасность. Они могут хранить в себе остатки боекомплекта, а в танках, САУ – еще и ручные гранаты экипажа. В самолетах вполне могут сохраниться неизрасходованные реактивные снаряды (РС).

В лесах и горах можно найти материальные свидетельства войны до сих пор не трудно, но при всем желании пополнить экспозицию Вашего школьного музея, Вы должны ограничиться найденными предметами армейского снаряжения (каски, котелки, противогазы, саперные лопатки, остатки средств связи т.п.), но никак не собирать предметы вооружения. Уверены ли Вы в том, что найденный пустой диск от ручного пулемета или автомата, действительно пустой, и в нем не сидят застрявшие в результате перекоса патроны? А винтовочные гильзы это действительно “стреляные гильзы”, а не патроны, распотрошенные солдатами для разжигания костра? А не сидит ли до сих пор патрон в проржавевшем стволе винтовки или пулемета? А сколько найденных боевых патронов может тихо осесть в карманах Ваших воспитанников, и какова будет их дальнейшая судьба?

Органы милиции сегодня серьезно озабочены деятельностью “черных поисковиков”, носящей откровенно преступный характер: мародерство, поиск золотых коронок у останков погибших, восстановление и продажа найденного оружия и боеприпасов. Будет печально, если поисковую работу Вашей группы отождествят с ними, а пара найденных боевых патронов уже может послужить поводом для уголовного преследования.

Особая тема – работа педагогов-поисковиков, занимающихся историей партизанского движения. Эта тема наиболее сложна и насыщена “белыми пятнами”. Розыск тайных партизанских баз увлекал многих. Сегодня большинство ветеранов партизанской войны ушли из жизни, и уже некому ни рассказать о тех базах и перемещениях отрядов, ни предостеречь о крайней опасности таких поисков. Дело в том, что преследуемые карателями, партизаны оставляли свои базы, как правило, тщательно минируя и подходы к ним, и сами землянки. Строгое хранение тайны, гибель большинства членов отрядов в боях с противником, или позднее, уже в рядах Советской Армии, привело к тому, что эти лагеря так и остались неизвестными, в том числе и для послевоенных саперов, тем более, что находились вдалеке от сельхозугодий.

В заключении нужно сказать, что миллионы тонн взрывчатых веществ, изготовленных обеими воюющими сторонами и завезенные на нашу землю, израсходованы далеко не полностью. Будьте бдительными!